Спортивный портал на Куличках
Футбол на Куличках
Чемпионат России
Чемпионат Англии
Чемпионат Италии
Чемпионат Германии
Чемпионат Испании
Чемпионат Франции
Чемпионат Украины
Чемпионат Голландии
Live-результаты
Чемпионат Мира 2010
Лига Чемпионов
Лига Европы
Хоккей на Куличках
КХЛ
Высшая лига
НХЛ
Звезды НХЛ
Формула-1 на Куличках
Баскетбол на Куличках
Тхеквондо
Бокс
Американский футбол
Ушу
Рассылка Портала
Rambler's Top100 Service
Чертовы Кулички
Реклама в Интернет

Анекдоты
Аниме
Аномалия
Видеоигры
Высоцкий
Гороскопы
Дети
Досуг
Жители
Знакомства
Карикатуры
Китай
Компьютеры
Кулинария
Летопись
Лотерея
Минусовки
Музыка
Ноты
Образование
Открытки
Поиск по FTP
Программы ТВ
Работа
Рефераты
Русификаторы
РусWinDoc
Стервы
Тесты
Телефоны
Тосты
Туризм
Форумы
Футбол
Хоккей
Юмор
IQ тесты
Online-игры
Бесплатный
хостинг


ОБЪЕДИНЕНИЕ ХОККЕЙНОГО ЦСКА
1 августа на специальной пресс-конференции было объявлено о создании единого хоккейного клуба ЦСКА. Это событие положило конец многолетней войне за право владения армейским хоккеем. Сейчас государственными органами завершается регистрация нового юридического лица, которое будет управлять командой. Самое время досконально разобраться, почему объединение произошло настолько же внезапно, насколько срывалось несколько раз до этого. В чем суть противоречия заинтересованных в объединении структур? Кто, зачем и почем в итоге заполучил ЦСКА?
Угораздило же позапрошлого начальника ЦСКА полковника Александра Барановского создать в 1996 году вторую армейскую хоккейную команду! Знал бы, какую кашу заварит, не полез бы, поди, в пекло. Был уверен, значит, в том, что хоккейное двоевластие долго не продлится. Что непокорные конкуренты из альтернативного клуба во главе с президентом и главным тренером Виктором Тихоновым сложат оружие без борьбы. Уверенность его, несомненно, подкреплял приход в клуб частного капитала, который стал играть на стороне Барановского с 1997 года.
Андрей Малышев, топ-менеджер ЗАО "Холдинговая компания "Интеррос", генеральный директор ЗАО "ЦСКА-Холдинг" с июня 1998-го по апрель 2002-го: "Мы пришли в ЦСКА по предложению г-на Барановского в октябре 1997 года. Первоначальная цель - инвестирование в хоккейный и баскетбольный клубы. Кроме того, обговаривалось участие в инвестировании футбола. Для эффективного управления армейскими футболом, хоккеем и баскетболом и было создано ЗАО "ЦСКА-Холдинг". ЗАО "Профессиональный хоккейный клуб ЦСКА" появилось в том же, 97-м. Акционерами стали: с одной стороны - Онэксим банк, с другой - Минобороны в лице ЦСКА. Договор подписали Александр Барановский и Михаил Прохоров, в ту пору председатель совета директоров банка".
Акции распределились так: 75 процентов оказалось в руках "ЦСКА-Холдинг" (владельцем которого после известных событий августа 98-го стал "Интеррос") и 25 - у ЦСКА. Что же касается альтернативной организации - ООО "ХК ЦСКА", - то ей посредством фирмы Red Stars владели Виктор Тихонов и Валерий Гущин, генеральный директор клуба. Такова диспозиция.
Поразительно, но все собственники армейских команд уже тогда заявляли о заинтересованности в едином хоккейном клубе. Вот только от желания до реального объединения прошли целых шесть лет. Почему?
При Барановском объединение по большому счету было невозможно. Уж слишком насолил полковник Тихонову и Гущину, всячески пытаясь отнять у них право пользования Ледовым дворцом спорта на Ленинградском проспекте, в котором они тренировались и играли на основании 49-летнего договора аренды от 1993 года. Доверия к Барановскому у хозяев ХК ЦСКА не было, конечно, никакого.
Но в 98-м после проверки, проведенной в ЦСКА Министерством обороны, Александра Барановского с понижением в должности уволили из армии. На его место заступил полковник Михаил Мамиашвили, олимпийский чемпион, человек с ярко выраженной спортивной харизмой. Ситуация стала куда более благоприятной. Тем более что тогдашний министр обороны Игорь Сергеев в числе главных задач нового начальника ЦСКА видел именно объединение хоккейных клубов.
Валерий Гущин, генеральный директор ООО "ХК ЦСКА": "Мамиашвили сразу сказал: мы должны сделать все, чтобы была одна команда. Вопрос упирался в то, кто должен ею руководить. То ли мы должны были войти в команду "Холдинга", то ли они к нам. Мы склонялись к последнему".
Михаил Мамиашвили, начальник ЦСКА с 1998-го по июнь 2002-го: "Первую попытку объединить хоккейные команды я предпринял уже через несколько дней после назначения. Был наивен и полагал, что во главу угла обе стороны ставят спорт. К сожалению, с каждым раундом так называемых переговоров иллюзии улетучивались. В конце концов доложил маршалу Сергееву о том, что в этом вопросе нужно принимать очень жесткое решение. Занимать или одну позицию, или другую. По разным причинам мной был сделан выбор в пользу команды Тихонова".
Андрей Малышев: "Если при Барановском Тихонову и Гущину стоило немалых нервов, чтобы отстоять свои позиции в Ледовом дворце, то с приходом Мамиашвили все переменилось. Не секрет, что нового начальника ЦСКА поставил Сергеев, который очень симпатизировал Виктору Тихонову и, прямо скажем, ненавидел Барановского".
Источник в Минобороны, на всех этапах переговоров имевший доступ к документам, касающимся объединения: "Обязательным условием ХК ЦСКА на первичных переговорах было наличие Тихонова в креслах президента и главного тренера. Но "Холдинг" об этом и слышать не хотел. Тихонова там готовы были терпеть лишь в качестве некоего почетного президента, свадебного генерала".
Причины, по которым Мамиашвили поставил на команду Тихонова, очевидны. Мы не зря акцентировали внимание на его четко выраженной спортивной харизме. Некогда он пришел в ЦСКА мальчишкой в драных штанах - других просто не было (популярная история, которую сам Михаил Геразиевич часто любит повторять). Впоследствии вырос в армейском спортобществе в олимпийского чемпиона, дослужился до полковника. Для таких людей в спорте никогда не будет существовать никаких мест, кроме первого, и никаких медалей, кроме золотых. Посему фигура Тихонова, знаменитого тренера-победителя, значила для Мамиашвили куда больше любых денег, которые, как он считал, при правильном хозяйствовании в ЦСКА можно добыть и без участия частного капитала.
Безусловно, большую роль в настрое начальника ЦСКА сыграла и четкая позиция, которую занял Сергеев. Для полноты картины следует заметить, что сын маршала Дмитрий в то время тренировался в тихоновской команде.
Андрей Малышев: "Первая попытка объединения была предпринята весной 99-го. Я как руководитель "ЦСКА-Холдинг" был приглашен в Минобороны (Новый Арбат, дом 2) к помощнику министра генералу Мелешко. Присутствовали Тихонов, Мамиашвили, Гущин, Михайлов. Нам недвусмысленно дали понять, что, по видению Минобороны, должна существовать одна команда - под руководством Виктора Тихонова и г-на Гущина. Причем прозвучало это весьма комично. Мелешко повысил голос: "Скажет министр обороны "Люминий" - значит, команда будет "Люминий" называться!" То есть объединитесь, как говорится, в 24 часа. И доложите. Но Мелешко было объяснено, что есть закон об акционерных обществах и надо действовать строго в соответствии с ним. Что решить вопрос по-солдатски, создав объединенную команду "ЦСКА-Алюминий", невозможно.
Примерно через две недели звонит мне наш главный тренер Михайлов и сообщает: команду не пускают в Ледовый дворец на тренировку. Еще через три дня по нашей инициативе состоялась встреча с участием Мамиашвили, начальника спорткомитета Министерства обороны генерала Бабкина, начальника дворца, Тихонова, Гущина и Михайлова. Мы пытались договориться о том, чтобы у хоккеистов нашей команды осталась возможность хотя бы тренироваться в Ледовом дворце. И просили начальника ЦСКА выступить гарантом. На что тот заявил: у него нет никаких прав решать данный вопрос, так как существует договор аренды и хозяевами во Дворце являются Тихонов и Гущин.
Теперь из ЦСКА стали выдавливать уже нашу структуру. Все договоренности, достигнутые с Барановским, были попраны. Тема футбола в наших отношениях вообще перестала существовать. Хоккейная команда "Холдинга" была фактически изгнана из Ледового дворца и вынужденно нашла пристанище в Лужниках. Но самым губительным для нас оказалось отсутствие преемственности в руководстве "большого" ЦСКА, несоблюдение с его стороны договоров о сотрудничестве. Мы четко осознали, что с приходом каждого нового начальника ЦСКА все прежние договоренности рушатся. И приходится все начинать с начала".
Поиски компромисса в вопросе объединения были заморожены почти на полтора года. Команда "Холдинга" под руководством Михайлова продолжала играть в Лужниках и представлять армейский хоккей в суперлиге. Команда Тихонова выступала на Ленинградском проспекте - в турнире рангом ниже. Не было счастья - помогло несчастье. В середине сезона-2000/01 Борис Михайлов неожиданно покинул холдинговский клуб. Команда не попала в плей-офф и обрекла себя на тяжелую борьбу за право остаться в суперлиге.
Андрей Малышев: "Уход Михайлова не только поставил клуб в очень непростую ситуацию, но и освободил переговорную поляну от противостояния Тихонова с Михайловым как главных тренеров и президентов клубов. Поэтому я посчитал возможным обратиться к ХК ЦСКА с просьбой в столь драматичный для армейского хоккея момент оказать нашему клубу помощь. Она должна была заключаться в предоставлении в аренду Ледового дворца ЦСКА, чтобы мы смогли проводить решающие матчи последнего этапа чемпионата в родных стенах - и тем самым привлечь больше болельщиков. И еще, поскольку ХК ЦСКА на тот момент все турнирные задачи решил, мы просили в аренду ряд игроков - Емелеева, Мазякина и Пронина.
Тихонов и Гущин пошли навстречу. Мы чудом сохранили место в суперлиге. С этого сотрудничества на чисто спортивной почве и начались очередные переговоры о юридическом объединении. Со своей стороны, мы на хозяйствование в Ледовом дворце не претендовали. Мы четко расписали: 51 процент акций единой команды принадлежит нам; Ледовый дворец остается за Тихоновым и Гущиным; тренерские бразды правления клубом Виктор Васильевич поэтапно передает своему сыну Василию, а сам остается президентом клуба и консультирует главного тренера. Мы даже обсудили с Тихоновым оптимальный состав. Он уже существовал на бумаге - с суммами контрактов, с зарплатами. Более того, уже была договоренность об объединении Тихонова с Прохоровым (на тот момент председателем правления "Росбанка", входящего в "Интеррос". - А.З.).
Мы намечаем пресс-конференцию, на которой должно быть объявлено об историческом объединении, как вдруг позиция Гущина и Тихонова кардинально меняется: они посчитали, что мы хотим лишить их Дворца. И, по их видению, через год выгнали бы их на улицу. Хотя для них на бумаге имелись все гарантии. Полагаю, Гущин в какой-то момент переубедил Тихонова. Подоплека этого демарша была ясна: появились новые деньги. А если точнее - появился Евгений Гинер (президент ПФК ЦСКА. - А.З.). Скорее всего - по приглашению Мамиашвили, который понял, что мы сейчас договоримся без его участия.
С точки зрения начальника ЦСКА, не иметь ни малейшего отношения к объединению хоккейной команды - вещь непростительная. И, очевидно, понимая это, им были предприняты шаги, дабы убедить Гущина отказаться от договора с нами. И при этом гарантировать ХК ЦСКА бюджет на следующий сезон. Что, уверен на сто процентов, и было сделано.
Потом нашему гендиректору Кириллу Фастовскому поступила информация, что было выделено три миллиона долларов и что игроки из нашей команды начали подписывать прямые контракты с ХК ЦСКА. Хоккеисты даже особо секрета из этого не делали. Ездили в офис в Ледовый дворец, подписывали контракты - и выходили с бонусами, полученными при подписании".
Валерий Гущин: "В апреле прошлого года я на несколько дней летал в Германию. Приехал 26-го, и именно на этот день была назначена пресс-конференция. Но она не состоялась. До 29-го шли переговоры. А 29-го, мне кажется, Малышев уехал в командировку. Я несколько раз пытался связаться с ним через секретаря, по мобильному, но ничего не получилось.
Ждать было нельзя - была критическая ситуация в плане комплектования команды. Еще где-то в марте у нас была встреча с Мамиашвили, на которой он познакомил нас с Гинером. Евгений предложил Тихонову финансовую помощь - на случай, если не сможем договориться с "ЦСКА-Холдинг". Этим предложением пришлось воспользоваться".
Роль Евгения Гинера в переговорном процессе кажется неоднозначной. Все его участники постоянно твердят о "деньгах Гинера", "структурах Гинера" и тому подобном. При этом сам Евгений Леннорович от таких формулировок открещивается.
Евгений Гинер, президент ПФК ЦСКА:
- У меня как у бизнесмена интереса к развитию хоккея нет. Как у человека, гражданина России - другое дело. Во всей этой истории я всего лишь исполнял роль посредника между акционерами футбольного клуба и владельцами хоккейных команд, поскольку неплохо знаю и тех, и других. Проще говоря, я их познакомил.
- Конкретно: кого и с кем вы знакомили?
- Господина Гареза - представителя компании Blue Castle, который участвовал в переговорах.
- Но в итоге акционером объединенной хоккейной команды стал другой учредитель футбольного клуба - "АВО-Капитал". Кто представлял эту компанию на переговорах?
- Сережа. Забыл фамилию.
- Когда у учредителей футбольного клуба ЦСКА появился интерес к армейскому хоккею?
- В конце прошлого года. Ноябрь-декабрь.
- В связи с чем появился этот интерес?
- Бренд хоккейного ЦСКА - серьезная вещь. Из него можно извлечь как финансовые, так и имидживые плюсы. Финансовых, правда, сегодня ждать в хоккее очень сложно. В моем понимании хоккей - это только расходы. В дальнейшем - через год, два, три, может быть, все изменится. Может, люди смотрят в будущее?
- Если интерес ваших акционеров созрел лишь к концу прошлого года, значит, информация о том, что финансирование на сезон 2001/02 для ХК ЦСКА выделили именно они, ложь?
- Нет. Давайте разделять интерес и помощь. Ведь меценатом я могу быть в любом случае. Даже при отсутствии интереса. Если вы решили на улице дать денег нищему, это что означает, что у вас есть интерес к этому нищему? Или это просто ваша помощь? Вначале, когда учредители помогли клубу Тихонова, у них не было мысли о входе в клуб. В противном случае акции этого клуба были бы взяты ими еще в прошлом году.
- Имеете ли вы сейчас непосредственное отношение к объединенному клубу?
- Я - член совета директоров, можно назвать так. Представляю в совете интересы учредителей футбольного клуба.
Запомним этот разговор. И Сережу тоже. Странно ведь, что президент клуба не помнит фамилию представителя компании, являющейся одним из крупнейших акционеров, не так ли?
Но пойдем дальше. Понадеявшись на скорое объединение, клуб "Холдинга" упустил драгоценное время и начал селекцию с громадным опозданием. Результатом этого стал провальный сезон и вылет в высшую лигу. А тихоновский клуб, своевременно укомплектованный на средства, которые получил с помощью Гинера, напротив, занял место в элите.
В итоге расстановка сил весной этого года кардинально поменялась. В теории задача учредителей ПФК ЦСКА, желающих вложиться в неделимый армейский хоккей, упрощалась до предела. Клуб Тихонова, который на их деньги вышел в суперлигу, был, можно сказать, уже в кармане. Об этом недвусмысленно свидетельствует заявление его генерального директора.
Валерий Гущин: "Мы даже не обсуждали вопрос о том, на каких условиях Гинер предоставит финансирование. Мы готовы были отдать клуб. Потому что до крайней степени надоели разговоры, что Гущину с Тихоновым нужен дворец, а не единая команда".
Место в суперлиге, соответственно, у "АВО-Капитал" и Blue Castle тоже имелось. Приплюсуйте доброжелательное отношение Мамиашвили: он был полон решимости не продлевать с "ЦСКА-Холдинг" лицензию на право пользования торговой маркой ЦСКА, действие которой заканчивалось в октябре этого года. Стоило только чуть подождать - и два хоккейных ЦСКА сами собой превратились бы в один клуб. Но акционеры футбольного клуба решили идти более цивилизованным путем. Они намеревались в начале года просто-напросто выкупить у "Холдинга" контрольный пакет второго клуба и решить тем самым все проблемы в свою пользу. Дело было лишь в цене.
Источник в Минобороны: "Еще в 2001 году "Холдингу" был сделан запрос: в какую сумму он оценивает свой пакет? Там посчитали. Получилось около 6 миллионов долларов. Хотя есть информация, что приобрели они в свое время этот пакет за 4".
Михаил Мамиашвили: "б миллионов? Не буду ни опровергать, ни подтверждать. При этом много раз доводилось слышать, что "Холдингу" хоккей не нужен, что их прерогатива - баскетбол, что хоккей им навязали, и заниматься им они не хотят, но жалко вложенных за это время денег. Мол, если найдется кто-то, кто вернет эти деньги, они готовы отдать ему клуб. Естественно, такого идиота найти было невозможно".
Андрей Малышев: "В 2001 году начальник ЦСКА Мамиашвили действительно заявил, что готов привлечь структуру, которая способна выкупить хоккейный клуб. Быть может, подразумевался Гинер. Быть может, кто-то еще. Нас просили определить цену возможной сделки. Что мы и сделали, произведя соответствующие расчеты. По мнению Мамиашвили, клуб этой суммы не стоил. Но мы, собственно, и не предлагали ему команду. Мое глубокое убеждение: в среде, в которой мы оказались, он никогда не был для нас договороспособной стороной. Люди, которые реально хотели купить клуб, никогда не сделали бы Мамиашвили участником переговоров".
Выходит, что для Мамиашвили "ЦСКА-Холдинг" назвал априори неподъемную цену за контрольный пакет в 75 процентов. К реальности же ценовая политика "Холдинга" вернулась лишь в начале этого года, когда появились надежные, с точки зрения того же "Холдинга", покупатели.
Андрей Малышев: "В начале этого года рассматривался вопрос о продаже контрольного пакета акций хоккейного клуба в пользу г-на Гинера. И я на совете директоров выступил с этой инициативой. Потому что считал, что по-спортивному мы провалились, менеджмент у нас слабый, тренеры у нас слабые. С моей точки зрения, отсутствовали составляющие для успеха. Я откровенно доложил: либо нам надо что-то в клубе кардинально менять, приглашать новых топ-менеджеров, тренеров, либо надо клуб продать. А ситуация - благоприятная, есть покупатель в лице Гинера, который готов выкупить клуб для последующего объединения. Фактически речь шла об уходе "Интерроса" из хоккейного сегмента спортивного бизнеса: все средства мы собирались консолидировать на баскетболе.
После того как команда вылетела из суперлиги, с Гинером состоялись переговоры. В них мы во всем шли навстречу друг другу, были максимально открыты. Он как нормальный бизнесмен со всех сторон, детально изучил состояние внутри клуба, активы, пассивы, бюджет, привлек аудит. Итогом этой месячной работы стала полная юридическая и финансовая договоренность с г-ном Гинером. В марте мы были на пороге подписания документов. Сделка была готова на сто процентов, но вдруг у моих акционеров появилась новая тенденция, новое видение решения вопросов касательно хоккейного клуба. Пошли разговоры, что мы все-таки способны самостоятельно реанимировать армейский хоккей без совершения предполагаемой сделки. Для меня это была неожиданность. Мы же договорились! Но здесь начинается политика..."
Михаил Мамиашвили: "Уверяю вас: еще за 6-7 туров до конца хоккейного первенства Михаилом Прохоровым, Евгением Гинером и мной было принято окончательное решение об объединении. Гинер сразу сказал, что лично он хоккеем заниматься не будет, но готов посодействовать, чтобы некая коммерческая структура смогла стать экономическим фундаментом армейского хоккея. Ударили по рукам, дали друг другу слово. Структурой, которую предоставил Гинер, были закрыты некоторые незначительные задолженности хоккейного клуба "Холдинга". Началось оформление документов. И вдруг все изменилось до наоборот. В "Холдинге" сказали: не хотим участвовать в сделке, оставляем хоккей за собой. А ведь все необходимые документы о продаже акций уже находились на подписании у Малышева. Шла ли в них речь о полумиллионе долларов? Нет. Речь шла о меньшей сумме".
Что же случилось? Почему "Интеррос", в сущности, сорвал сделку? Малышев склонен увязывать это с большой политикой. А если точнее - с возросшим интересом к хоккею в администрации президента и приходом нового министра спорта, Вячеслава Фетисова, которому ни хоккей, ни ЦСКА, понятно, не чужды. Похоже, вложения в хоккей неожиданно облегчали доступ к президентской администрации, делали ее более лояльной к людям, спонсирующим этот вид спорта. Вероятно, руководство "Интерроса" решило остаться в хоккее именно по этим причинам. Однако имеется и другая версия.
Источник в Минобороны: "Есть информация, что занятие определенных позиций в хоккее является лишь частью глобального плана "Интерроса" по вхождению в "большой" ЦСКА. "Интеррос" готовит проект превращения ЦСКА в ГУП - государственное унитарное предприятие. Главная задача предприятия такого типа - зарабатывание денег с использованием госимущества, а вовсе не подготовка спортсменов высшего класса. Добавлю, что ГУПы часто банкротятся. А за банкротством, как известно, наступает приватизация".
Этим планам не суждено было сбыться, пока на посту начальника ЦСКА оставался Мамиашвили. Потому и была инициирована его отставка. Сперва Мамиашвили пытались снять с помощью многочисленных проверок. Подумайте только: в январе заканчивается плановая проверка Минобороны. Проверяется вся финансово-хозяйственная деятельность клуба. На проверочный акт ложится резолюция министра, которая носит самый обыкновенный для таких случаев характер: устранить недостатки, привести в соответствие - и так далее. То есть серьезных нарушений не обнаружено. Но уже в начале апреля начинается повторная проверка! Причем проверяющие сосредотачивают внимание на взаимоотношениях "большого" ЦСКА с клубами - хоккейным, баскетбольным, футбольным. И комиссия приходит к выводу: ЦСКА как подразделение Минобороны вообще не имеет права являться держателем каких-либо акций. С юридической точки зрения замечание очень спорное.
5 мая проверка закончилась. Зацепиться за что-нибудь серьезное снова не вышло. А в середине апреля Мамиашвили вызывают наверх и приказывают прекратить какие-либо отношения с ХК ЦСКА, а с ПХК подписать договор на пролонгацию товарного знака на 10 лет и прочем сотрудничестве. В общем, все, о чем ни попросит "Холдинг", следует подписать. Но Мамиашвили, судя по всему, продолжает гнуть свою линию. Поэтому 22 - 23 мая поступает информация из Генштаба о превращении должности начальника ЦСКА в гражданскую. В июне полковник Мамиашвили вынужден покинуть пост. А на его место приходит отставной генерал-майор Николай Нино - ставленник "Интерроса".
Михаил Мамиашвили: "В апреле меня вызвал главком сухопутных войск Кормильцев и поставил передо мной определенную задачу. Все. Больше ничего не скажу. Это был приказ замминистра офицеру российской армии. Не обсуждается".
Встречу автора этих строк с новым начальником ЦСКА его пресс-службе организовать не удалось. На высланные по просьбе пресс-службы вопросы он не ответил. В запрошенной редакцией в пресс-службе ЦСКА официальной биографической справке почему-то отсутствует факт работы Николая Нино с 2001 года до нынешнего назначения советником по безопасности холдинговой компании "Интеррос". Досадный пробел. Который легко восполнить, подняв архив сообщений "Интерфакс-АВН".
Вот какие мощные рычаги были задействованы в деле объединения ЦСКА. Стоит ли удивляться, что даже легкий намек на политическую подоплеку этого дела, высказанный в "СЭ" 20 апреля нынешнего года, стоил кресла генеральному директору "ЦСКА-Холдинг" Андрею Малышеву. А он всего лишь произнес: "Вопрос "завис" в политической плоскости... Ждем решения "сверху". Через трое суток после выхода газеты был подписан приказ о прекращении полномочий Малышева.
Андрей Малышев: "Во время переговоров я никому не дал ни одного интервью. Но в этот непростой для меня час я скорее интуитивно, нежели разумно, решился разъяснить на страницах "СЭ" происходящее и ответить для посвященных на вопрос "в чем же дело?".
А дело оказалось в политике, которая правит бал и в спорте. У нас, с подачи гендиректора Фастовского, весной какая тенденция побеждала? Что мы лучше всех, что мы заново начнем, так как будет лояльный начальник ЦСКА, о чем мы знали заранее. Думали, что наш клуб через год вернется в суперлигу, а через два года... На самом же деле это означало продолжение войны. Бесперспективность. Патовую ситуацию. В этой войне не могло быть победителей. Если бы я остался, то продолжалась бы война клубов и интересов. В лице Гинера я нажил бы врага. Он с точки зрения бизнеса предъявил бы ко мне справедливые претензии, а я не привык так вот бизнес вести. И потому занял позицию, которая и привела к моей отставке. Слава Богу, что в совете директоров в итоге победила именно концепция объединения. В этом, безусловно, огромная личная заслуга Михаила Прохорова и Евгения Гинера".
Сегодня единым хоккейным клубом ЦСКА владеют ГМК "Норильский Никель" (президент Михаил Прохоров) - 51 процент акций и "АВО-Капитал" (представитель - Сережа) - 49 процентов.
С ГМК все более или менее ясно. Его главный акционер - "Интеррос". С "АВО-Капитал" сложнее. Это компания, ключевым акционером которой является ОАО АКБ "Еврофинанс". В свою очередь, акционерами "Еврофинанса", помимо Евробанка и Внешэкономбанка, являются крупнейшие российские компании и финансовые институты: "АЛРОСА", Внешторгбанк, "Тройка-Диалог". В общем, если за одним из хоккейных акционеров - "Норникелем" - стоят осязаемые фигуры крупных русских бизнесменов Михаила Прохорова и Владимира Потанина (президента "Интерроса"), то за "АВО-Капитал" четких олигархических очертаний не прослеживается. Не мифический же Сережа, фамилию которого не считает нужным помнить президент Гинер, всем заправляет! И не его мелкая управляющая компания "АВО-Капитал", чистые активы которой не превышают 300 тысяч долларов. Поговаривают, правда, что через эту фирму деньги в отечественный спорт вкладывает Государственный секретарь Союза России и Белоруссии Павел Бородин. Но доказать эту версию крайне трудно. Хотя известно, что Пал Палыч имел желание получить контроль над каким-нибудь футбольным клубом. А теперь вот его интерес как-то сник. Не потому ли, что удовлетворен? Да и, если покопаться, один из крупных акционеров "Еврофинанса" - ЗАО АК "АЛРОСА" - не чужая Бородину структура. Но все это домыслы. Конечно, домыслы.
Что же касается менеджерской структуры нового клуба, то Виктор Тихонов будет в нем президентом и главным тренером. Гущин останется генеральным директором. Бывшему гендиректору ПХК ЦСКА Кириллу Фастовскому приготовлена должность спортивного директора. Однако реальная власть будет сосредоточена в других руках.
Евгений Гинер: "Тихонов не возглавляет клуб. Он является президентом. Но сегодня у нас в хоккейном клубе руководитель - исполнительный директор. Я не скажу, что Виктор Васильевич - номинальная фигура. Виктор Васильевич - величайший тренер, но быть тренером и быть хозяйственником - разные вещи. Исполнительным директором работает Игорь Бруселовский. Кто такой и откуда? Пусть сам расскажет".
Пусть расскажет. Но это уже тема совсем другого расследования.
2002-09-28/08:02:04
Хоккей
Мы не чемпионы 2015-05-18/06:20:14
Канада в финале! 2015-05-16/19:38:45


© Чертовы Кулички Инк., 2000.
Использование материалов только с разрешения администрации сервера!

Спортивный Портал на Куличках